Главная » 2012 » Март » 30 » УНИКАЛЬНЫЙ ПРИЗ, СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ МУХТАРА КУДАЕВА ПОЛУЧИЛ АНСАМБЛЬ "МИШАР"
08:43
УНИКАЛЬНЫЙ ПРИЗ, СПЕЦИАЛЬНЫЙ ПРИЗ МУХТАРА КУДАЕВА ПОЛУЧИЛ АНСАМБЛЬ "МИШАР"
Народный фольклорно-эстрадный ансамбль "Мишар" МБУК "Урмаевский информационно-культурный центр" , участник Международного этнического фестиваля "Алтын майдан-Эльбрус" награжден специальным призом одного из самых знаменитых этнохореографов России, заслуженного деятеля искусств Кабардино-Балкарской Республики МУХТАРА КУДАЕВА, основоположника хореографической этнографии Северного Кавказа.
Жители Урмаево наверное помнят, в 2010году на Межрегиональном фестивале мусульманского песнопения "ART-MADHIA" (ЗИКЕР,ФИКЕР, ШЭКЕР") в составе почетных гостей участвовал Мухтар Чукаевич Кудаев, также народный хореографический ансамбль "Эльбрус" КБР. Живая легенда, знаменитый этнохореограф посетил соборную мечеть с.Шыгырданы, мечети Урмаево, посетил г.Чебоксары, несколько дней жил и изучил жизнь татарского населения с.Урмаево. Ему все понравилось, как живут люди, насколько сильно сохранили этнического многообразия, культуры, языка ,рлигии. К сожалению, Мухтар агай сильно болен.
Джуртубаев Махти Чиппаевич
 Возрождение красоты
С давних времен Кавказ именуют "горой языков". В особенности это выражение применимо к Северному Кавказу, региону, в котором с глубокой древности в условиях интенсивных контактов живут народы, относящиеся к разным языковым семьям и группам: кавказско-иберийской (абхазы, абазинцы, адыги, вайнахи, большая часть народов Дагестана), тюркской группе (карачаево-балкарцы", кумыки, ногайцы), иранской (осетины и таты). Еще "отец истории" Геродот писал: "И живут в том Кавказе народы многоразличные". В результате вековых контактов этих "многоразличных" народов, постоянного взаимовлияния, в их культуре и быту появилось много сходного. Общие черты - вот что бросается в глаза при первом знакомстве с ними. И гораздо труднее обнаружить черты своеобразия, присущие традиционной культуре каждого из горских народов. В полной мере это относится и к одной из важных и ярких частей духовного наследия наших предков - народной хореографии. Долгое время на сценах Кабардино-Балкарии исполнялись только те танцы, которые присутствуют, с небольшими вариациями, в хореографии почти всех народов Кавказа. Разумеется, ничего плохого в этом не было, более того, это необходимо. Беда только в том, что постепенно танцы стерлись до полной неузнаваемости, лишились "авторства". Нельзя было понять - какому же народу принадлежит тот или иной танец. Одним словом, сложился некий стереотипный хореографический шаблон, дополненный еще и совершенно одинаковыми костюмами. Дальше - больше: появились, и в неимоверном количестве, нелепые сценические постановки, сочиненные ретивыми хореографами - опять-таки исполняемые на всех сценах Кавказа, - "У ручья", "Молодежный танец", "Танец чабанов" (а также кукурузоводов, доярок, косарей; для полного антуража не хватало только пляски знатных хлопкоробов). Надо ли говорить, что все это не имело никакого отношения к подлинно народным танцам и пляскам, которые тем временем приходили в полное забвение. А ведь танцы, связанные с исторической жизнью, бытом, мифологическими воззрениями и обрядами, - самое ценное и своеобразное, древнее, исконное в народном искусстве. Остановить этот процесс, не дать погибнуть тому, что создавалось веками, - весьма сложная задача, особенно если учесть, как много времени было упущено. К счастью, у нас были люди, которые понимали великую ценность народного искусства и в нелегких условиях почти полного пренебрежения к нему, делали все возможное для его спасения. Более тридцати лет жизни посвятил собирательской деятельности этнограф и хореограф Мухтар Чукаевич Кудаев. Разыскивал публикации дореволюционных ученых и путешественников - Н. Ф. Грабовского, В. М. Сысоева, И. С. Иванюкова, М. М. Ковалевского, И. С. Щукина, Г. Ф. Чурсина и других. Важно то, что все они записывали не только названия карачаево-балкарских танцев, но и давали краткое - к сожалению, часто слишком краткое - описание их характера, манеры исполнения и музыки. Анализировал М. Ч. Кудаев и работы современных ученых-всех, кто зафиксировал хотя бы несколько деталей, отметил приуроченность или обрядовую функцию того или иного танца. Но самое главное это то, что М. Ч. Кудаев из года в год вел записи бесед со старожилами балкарских и карачаевских селений, отмечая все, что они могли поведать о народной хореографии. Яснее, чем кто-либо, он понимал, какую огромную часть богатств своего духа потерял народ, переживший тринадцатилетний сталинский геноцид, - слишком мало осталось подлинных знатоков. Но все, что было в его силах, этнограф сделал. Результатом этой работы, значение которой трудно переоценить, точнее, одним из результатов, явилось создание монографии "Карачаево-балкарские народные танцы" (1984г.). В этой книге даны описания 28 танцев и плясок с небольшими этнографическими комментариями. Конечно, данное число невелико, если мы сравним его с тем богатством, которым обладают, например, индийцы, армяне или испанцы (по несколько сот названий). Но разве от этого ценность наших танцев, общее число которых не достигает и ста, однако в которых воплощено народное понимание красоты свободного движения, радость движения, становится меньше? Ничуть, скорее наоборот. Но танец только в том случае можно считать возрожденным, когда он воплощен на сцене, когда есть исполнители и есть публика, умеющая оценить произведение. Опять-таки благодаря усилиям М. Ч. Кудаева и группы собранных им молодых энтузиастов был создан фольклорно-этнографический ансамбль танца "Балкария", руководить которым пригласили замечательного хореографа, народного артиста РСФСР, лауреата Государственной премии КБР Мутая Исмаиловича Ульбашева. Несколько месяцев изнурительных - другого слова не подберу - репетиций на маленькой, тесной сцене санатория "Терек". Нет ни реквизита, ни костюмов. Но за короткий срок все же удалось поставить 12 танцев. И вот - просмотр, который состоялся 23 апреля в зале Музыкального театра в присутствии комиссии, созданной Министерством культуры КБССР. С первых же минут многочисленные зрители, почти заполнившие вместительный зал (хотя объявления о концерте не было), захвачены мощью и красотой древних мелодий, темпераментом и грацией исполнителей. Каждый танец сопровождается овациями. И это притом, что танцоры выступали в костюмах для репетиций. Можно с полной уверенностью сказать, что равнодушных в тот вечер в зале не было: в нем царила радость от долгожданной встречи с ожившей красотой. Танцы, включенные в программу, носили разнообразный характер: бурный "Тёгерек тепсеу" ("Круговой"), плавный "Тюз тепсеу" (букв.: "по линии"), веселый, живой "Той тепсеу" ("Свадебный") - постановка этого танца была хороша тем, что совместила раскованность поведения танцоров, позволяющую воссоздать атмосферу сельской свадьбы, с гармонией группового исполнения. Великолепной была песня-пляска ряженых "Озай", которая и открывала программу. В еще не столь отдаленные времена она исполнялась в дни весеннего равноденствия - в канун Нового года (по старинному карачаево-балкарскому календарю). Молодежь тогда обходила с песнями и плясками дома односельчан, которые обязаны были одаривать какой-нибудь снедью ряженых (обряд, аналогичный колядкам). Обряд и танец имели и другие названия - "Чертмен", "Шертмен", "Гюппе". Большое место в программе было уделено древнейшим танцам балкарцев и карачаевцев, связанным с почитанием языческих богов. Это и стремительная, воинственная песня-пляска в честь бога молнии и покровителя воинов Элии, о котором в нартском эпосе говорится, что он благоволит танцующим; это танец в честь богини огня - Тыпана ("Тепена"), исполнявшийся после постройки дома; "Чоппа" - пляска в честь бога - громовника, покровителя плодородия и защитника от темных сил. Большое удовольствие зрителям доставил древний танец "Арсланбия" (от арслан - "лев, львиный" и архаического бия - "танец", "львиный танец"). Он имеет два варианта; парный, в котором юноша и девушка демонстрируют свою ловкость и грацию, и групповой, имитирующий обстановку боя, подобно воинственным танцам других народов. Ансамбль показал второй вариант. Танец не случайно называется именно так. В фольклорных текстах и в обыденной речи балкарцев и карачаевцев со львом сравнивают только человека, воина "без страха и упрека", смелого и высоконравственного. Нет необходимости говорить о всей программе. Важно одно - судя по тому, что представил ансамбль "Балкария", коллектив был на верном пути. Во главу угла его руководители поставили эстетику движения, на перегружая танцы демонстрацией связанных с ними обрядов и в то же время сохраняя необходимый минимум театрализации. Нарушение этой меры, равновесия, требующего в каждом конкретном случае особого внимания, грозило бы художественными потерями. Вполне закономерно, что после концерта комиссия, в составе которой были хореографы, этнографы, фольклористы, работники министерства культуры, единогласно проголосовала за присвоение коллективу статуса государственного. Это было начало, и начало прекрасное. И все же все же... С сожалением думалось, насколько зрительские впечатления были бы ярче, если бы молодые артисты, вложившие всю душу в эти танцы, были одеты в приличествующие костюмы; если бы ансамбль хоть чуточку богаче был оснащен музыкальными инструментами и самое главное - если бы имел сносное помещение для репетиций. Но ничего этого не было. А были изнурительные репетиции на маленькой пыльной сцене санатория "Терек", была ежедневная работа, поиск средств для пошива костюмов, хождения по инстанциям. Но ансамбль не сдался. С большим успехом прошли концерты во всех балкарских населенных пунктах. В течение четырех дней, с 17-го по 21 сентября 1990 года, в столице Абхазии городе Сухуми состоялся Первый фестиваль горских народов, у которых бытует нартский эпос. Фестиваль так и назывался - "Нартла" ("Нарты"). В рамках фестиваля предусматривалось проведение конкурса профессиональных ансамблей народного танца. В конкурсе участвовали известные, популярные коллективы - "Эльбрус" из Карачаево-Черкесии, "Симд" из Южной Осетии, прославленный "Алан" из Северной Осетии, "Шаратын" (Абхазия), "Башлам" из Чечено-Ингушетии. Нашу республику представлял молодой коллектив "Балкарии". Это было его второе выступление за пределами Кабардино-Балкарии. По условиям фестиваля, съехавшиеся коллективы дали по одному концерту в селах и городах Абхазии. "Балкария" выступала в Пицунде. Огромный зал Большого Дворца культуры, вмещающий 1200 зрителей, был переполнен. Каждый танец встречали и провожали овациями. После концерта городской совет Пицунды предложил ансамблю провести месячные гастроли по республике, в любое приемлемое для ансамбля время, а также поставить три карачаево-балкарских танца для включения в репертуар ансамбля "Афартын". С разным настроением ехали на конкурс артисты ансамбля - предстояла конкуренция с известными коллективами, имеющими большие традиции, прошедшими долгий творческий путь. А у "Балкарии" за плечами лишь год репетиций, три месяца выступлений к •ни одного участия в каком-либо конкурсе. Но после концерта в Пицунде появилась уверенность, тем более, что художественный руководитель ансамбля "Шаратын" Эдуард Бэбия, просмотрев на репетиции фрагмент пляски "Чоппа", предрек "Балкарии" большой успех. И вот - заключительный день фестиваля и концерт-конкурс коллективов народного танца на стадионе "Абхазия". В составе жюри - руководители ансамблей, хореографы, ученые - всего более 20 человек. Председатель жюри - Эдуард Бэбия. Концерт начался с выступления замечательного ансамбля абхазских долгожителей. Вне конкурса выступили два ансамбля - "Афартын" и "Башлам". Из шести профессиональных коллективов, принявших участие в конкурсе, первой выступала "Балкария". Она привезла 5 танцев. "Озай" - праздничный новогодний, которым открылась конкурсная программа "Балкарии". Многотысячная аудитория в продолжение всего танца стоя приветствовала артистов. "Къарашауай" - инсценировка эпизода из нартского эпоса. "Голлу" - замечательный танец в честь умирающего и воскресающего бога Голлу; яркая, мощная мелодия привела в восторг весь стадион. "Дебет" - пляска, посвященная богу кузнечного дела, прародителю богатырей - нартов. "Алтын Хардар" - пляска в честь бога изобилия Золотого Хардара. Регламент конкурсных выступлений был жестким - 25 минут. Однако по настоянию зрителей выступление "Балкарии" длилось вдвое больше, прерываясь овациями и дружными возгласами "Браво, "Балкария"!" Сразу после концерта был проведен конкурс красоты. Каждый ансамбль был представлен тремя девушками. Из 18 участниц в финал вышли только солистка ансамбля "Алан" и солистка "Балкарии" Марина Токумаева. Победительницей стала представительница Северной Осетии. Диплом лауреата и Хрустальную вазу - приз за лучшее исполнение женской партии - получила Лейля Караева. Еще один диплом лауреата и Фарфоровую вазу - приз за фольклорную направленность репертуара - получил балетмейстер-этнограф "Балкарии" Мухтар Кудаев. Эдуард Бэбия оглашает решение жюри: - Главный приз Первого фестиваля горских народов - "Золотой шлем" - единогласно присуждается ансамблю "Балкария". Зрители встретили решение жюри бурными овациями, проявив всю меру абхазского темперамента. Не это ли было одной из главных наград трудолюбию и мастерству молодого коллектива? После возвращения ансамбля в Нальчик я задал несколько вопросов Мухтару Кудаеву: - Итак, три из четырех главных призов фестиваля - у вашего ансамбля. Конечно, это радостное событие в культурной жизни нашего народа. Первое участие в конкурсе - и победа, притом в конкурентной борьбе с известными, сильными коллективами. Какой из них вам понравился больше? - Конечно же, "Шаратын" из Сухуми! Это коллектив, который идет своим путем, никого не копируя и никому не подражая. Абхазские танцы в их исполнении не спутаешь ни с какими другими. Самобытный, замечательный коллектив. Блестяще, на мой взгляд, выступил "Алан", продемонстрировав великолепную технику исполнения, изящество и отменный вкус. Это не осталось неотмеченным и зрителями. - Что дало вам участие в конкурсе? - Полезно было, что мы смогли сравнить сделанное нами с достижениями других. Было чему поучиться. Это, во-первых. Во-вторых, мы еще раз убедились, что избрали верный путь. И не случайно, надеюсь, Эдуард Бэбия, выражая мнение жюри, говорил в своем выступлении, что и другим ансамблям следует присмотреться к опыту "Балкарии". Это очень лестная оценка. Мы и дальше, в меру своих сил и способностей, будем продолжать работу над возрождением древних танцев балкарцев и карачаевцев. Мы уверены, что замечательное искусство нашего народа будет жить, и полны желания донести до зрителя красоту этого искусства. Дальнейшее показало, что Мухтар Кудаев не преувеличивал и не ошибался. В течение следующего года с большим успехом прошли гастроли ансамбля в Северной Осетии, Чечено-Ингушетии, Дагестане. Всего за три года - очень короткий срок - в затруднительных обстоятельствах, в тесноте, неурядицах были поставлены 25 танцев, большинство из них впервые. Особо хотелось бы выделить постановку пляски "Къабышханла" - "Пляски бесовок" - в исполнении девушек. Пожалуй, именно здесь ансамбль наиболее приблизился к магии фольклора. Отточенный ритм, завораживающая, колдовская музыка, замечательные костюмы, грация и мастерство исполнительниц - все это оказывает на зрителей огромное воздействие. И снова фестиваль. На сей раз в Турции, на первом фестивале тюркоязычных народов собрались многочисленные коллективы со всего света. И снова ошеломляющий успех, превзошедший все ожидания. Древнее самобытное искусство карачаево-балкарцев покорило турецкую публику. Концерты в Анкаре и Конии, двухчасовое выступление по турецкому телевидению, встречи с земляками - потомками балкарцев и карачаевцев, эмигрировавших в Турцию после Кавказской войны, их радость и слезы... Достигнутый ансамблем успех, в первую очередь, как мы уже говорили, связан с тем, что "Балкария" отказалась от шаблонов, сделав ставку на максимально точное сценическое воплощение и воспроизведение именно специфических черт народного искусства, его национальную окраску. Это во многом удалось коллективу. И в то же время есть и тревожные симптомы. Неудачны и искусственны некоторые инсценировки. Может быть, они и нужны. Но инсценировки требуют чрезвычайно тщательной разработки, иначе это грозит откатом к уровню "Танцев у ручья", "Танцев молодых чабанов" и т. п. Долгое мелькание на сценах Кавказа псевдокавказских, лишенных черт национального своеобразия танцев, несомненно, привело к упадку вкуса зрителей, многие из которых считают искусством чуть ли не цирковую акробатику - прыжки, кульбиты, сопровождаемые исступленными воплями. Пойти на поводу у этой части публики - означало бы нанести непоправимый урон репутация ансамбля, а она, как известно, складывается очень трудно и долго. А самое главное, это был бы урон для того главного дела, которым призван заниматься ансамбль, - для возрождения древнего хореографического искусства балкарцев и карачаевцев. Будем надеяться, что досадные упущения и эпизодические откаты к избитым шаблонам носят все же случайный характер, что это трудности роста. Те возможности, которые имеются у ансамбля, и большая часть двух новых программ, подготовленных им, дают основания для оптимизма.
 1991
Прикрепления: Картинка 1
Просмотров: 1063 | Добавил: Admin | Рейтинг: 3.0/4
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
...
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 1516
Мишар
Форма входа
Статистика
...
...
...
...
...
Календарь
«  Март 2012  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Мини-чат
...
...
...